18:46 

Томас Шепард, который не смог. Часть 1.

btlugezze
В моей жизни столько всего происходит, но сюда я не хочу писать ничего, что касалось бы последних в ней событий.
Вместо этого я посвящаю дайри такому, чему больше нигде места нет. Mass Effect, например. И моему единственному кошерному Шепарду.


Татьяна Михалкина жила в российской глубинке и за свою тяжелую работу медсестрой, да еще и на полторы ставки, в месяц получала 9 тысяч рублей. Этих денег худо-бедно хватало для выживания, но для того, чтобы исполнить ее, Тани, мечту, и начать ходить на курсы английского языка, катастрофически не хватало. Для достижения своей цели она решила занять у своей школьной подруги - Светы. Той она сама в бытие своем несокращенной и с большим окладом давала деньги то на татуировки, то на подарки молодому человеку, с которым Света все же рассталась, отказавшись делать аборт, деньги на который у Тани выпрашивал уже сам нетрезвый светин ухажер. Света отказалась делать аборт, а Таня - давать на него деньги, и вот уже четырехлетний сынишка резвился во дворе без надзора в грязи со сверстниками, а его мать транжирила, как то говорил сам бывший, потом и кровью выбитые из него алименты, раздавая кому ни попадя и тратя их на дешевое вино и поездки "на природу" с подружками. А пока Света в красках описывала, какой ее бывший мудак и бездарь, а Таня молча пила чай на тесной кухне Светиной двухкомнатной квартирки, дожидаясь, когда же та заткнется и отдаст долг, в трусах и майке-алкоголичке за сигаретами зашел младший брат Светы Александр, со стопкой мятых школьных тетрадей в одной руке. Окинув взглядом происходящее, он поспешил ретироваться обратно в свою комнату, но по пути в коридор зацепился за низкий, продавленный тысячами шагов раскисший порог кухни и смачно приложился носом об дверь. Заливая кровью тетради, которые, как позже оказалось, принадлежали его ученикам, он отмахивался от маленьких и холодных Таниных ладоней, тщетно пытавшихся засунуть неуклюжему молодому географу ватку в изрыгающие алые потоки ноздри.
Через два года они поженились. Еще через два, в 2017 - уехали в Канаду после того, как Таню наконец-то пригласили работать в захудалую провинциальную канадскую клинику медсестрой. Та кое-как выучила до этого английский и смогла-таки вырваться из нищеты и серости ее родного Челябинска благодаря деньгам Светы, которые та все-таки вернула. Таня попутно захватив в "светлое канадское будущее" и своего мужа Шурика, к тому времени добившегося ровным счетом ничего и зарабатывавшего даже меньшее жены-медсестры. Когда Тане было 36, а Саше 37, у них родился сын Григорий.

В 1254 на столь же захолустной ферме, но уже за тысячи световых лет и от Канады, и от Зауралья, у его правнучки Лилии появилась на свет сначала дочь Александра, а спустя три года и сын Томас. Фамилию им дали по отцу, чьи родители сами когда-то прилетели на Мендуар из Штатов. Шепард.

Саша была любимицей до тех пор, пока не родился Томас. Утратив же часть родительского внимания, маленькая Саша не слишком расстроилась: уже в четырехлетнем возрасте она сумела сколотить банду из фермерских детей-одногодок и терроризировала соседние сады, воруя яблоки и скручивая шеи особо агрессивным петухам. В примерно те же годы открылись ее биотические способности, из-за которых мнения малышни разделились: кто-то боялся и сторонился швыряющуюся гусями Сашу, а кто-то подзадоривал ее, раскрывая руки в ожидании летящей к ним против своего желания перепуганной птицы. Томас же, повзрослев, оказался полной противоположностью коммуникативной и задорной сестры: тихий и некомпанейский мальчик играл сам и редко общался с другими детьми. Их пути и характеры стали ясны уже тогда, когда Томас молча сидел в тени большого, привезенного в виде семени с Земли дуба и ковырял палкой песок, а Александра колотила объятым биотической дымкой кулаком мальчика, который задрал ей сарафан, пока она взбиралась на горку.
Подросшая Саша пропадала на тусовках, покрытый же прыщами Томас проводил свой пубертат за книгами, долгими одинокими прогулками по границам их небольшого городка и ковырянием в микросхемах в компании своих немногочисленных приятелей. Друзья у него были, но людям с Томом сходиться было тяжело: немногие проходили отбор его холодностью, немногословностью и прямолинейностью. Саша тоже за словом в карман не лезла, но данные ей от природы и воспитанием в окружении десятков сверстников харизма и умение находить общий язык, надавить и порой прогнуться в нужный момент не давали ей и одного вечера провести без мысли о том, что сегодня тот или иная из ее друзей отправляется за кордон "на вылазку", а она обязана не пропустить это представление. Уходя, она оставляла окно закрытым, а Том должен был в условное время нажать на кнопку терминала и открыть его, чтобы беглянка одним мощным скачком перемахнула через забор и влетела прямо в постель, кувыркаясь и переворачивая своим телом комоды и стулья.

Когда Саше было 16, о ней уже знали в Альянсе. Попав в список неблагополучных подростков, она позволила информации о своих немалых биотических способностях просочиться в полицию. Те сообщили Альянсу, а те уже через неделю приехали к ней из столицы планеты не с наказанием, но с предложением. И предложение Александре понравилось, но, будучи еще совершеннолетней, в армию она пойти пока не могла.
Однако же она приметила, как бегали глаза офицера от планшета и на ее лицо, когда он просматривал ее личное дело, любезно составленное отделением колониальной полиции Мендуара. Как красноречиво закусывали губу приехавшие солдаты, окидывая взглядом ее жилистое, но крепкое тело, и как заговорщически подмигивала ей желтым глазом азари, неясным образом затесавшаяся среди рядом человеческих военных сил.
Томас же, тринадцатилетний, все лето проводил за чтением книг и просмотром документальных фильмов о ксенобиологии. Уже тогда он твердо решил, что будет врачом, а лечить (но в основном резать и копошиться во внутренностях, постигая тайны инопланетной анатомии) станет не только людей, но и все, что попадется под руку, и вся его жизнь будет посвящена лишь этому соприкосновению, знакомству с иным, чужеродным в самом прямом смысле этих слов. Разбирая на части организмы и вываливая на операционные столы селезенки и налившиеся гноем аппендиксы, он планировал найти свое место в этой Галактике, стать частью паззла, стать единым со всем сущим, разрезав сущее на куски и вымочив в крови и прочих телесных жидкостях руки по самый локоть. Лотурри, азарийская жена их соседки Маргарет, находила в его взгляде на мир что-то схожее с ее верой в Атаме, и к просмотрам документальным фильмов прибавились рассуждения о пантеизме на крыльце их с Маргарет дома.

А через три года на Мендуар напали батарианские работорговцы, и особо прытких, вроде Саши, которая успела свернуть нескольким четвероглазым шеи, застрелили первыми.




@темы: игры, Mass Effect

URL
   

ede, bibe, lude.

главная